12+

Зиминский информационный центр

Главная / Статьи / Андрей Коновалов: «Создавая палаточный лагерь, мы действовали в рамках закона»
23.11.2017 18:07
  • 138

Андрей Коновалов: «Создавая палаточный лагерь, мы действовали в рамках закона»

Так прокомментировал ситуацию с детским оздоровительным лагерем «Тихоокеанец» мэр города Зимы в интервью нашему корреспонденту.

Андрей Николаевич, расскажите какова предыстория проблемы, существующей в сфере оздоровления школьников, которую администрация города в связи с недостатком средств не может разрешить уже 8 лет?

– С 2009 года в Зиме не работает детский оздоровительный лагерь «Тихоокеанец». Он был закрыт из-за аварийного пищеблока. Понимая, что нам этот лагерь крайне необходим, еще в 2010 году муниципалитет прорабатывал вопрос проведения капитального ремонта этого объекта. Он оказался дорогостоящим и оценивался в ценах 2010-2011 года в размере порядка 40 миллионов рублей, поэтому решение этого вопроса не было найдено. Мы решили пойти другим путем: учитывая, что лагерь есть, место очень хорошее, мы приняли решение начать с организации палаточного лагеря, что представляется нам менее затратным способом начать эту работу. Предварительно было дано поручение создать рабочую группу и проработать вопрос о возможности организации палаточного лагеря. Группу возглавила заместитель мэра по социальным вопросам Наталья Юрьевна Гузенко, соответственно в ее состав вошли архитектура, строительная группа, Комитет по образованию и другие структуры. Коллегиально было принято решение о том, что – да, возможно создание лагеря в виде размещения палаток; организация питания будет осуществляться путем подвоза продуктов из пищеблока ближайшей школы № 9. Планировалось оздоравливать порядка ста ребятишек в две смены по 18 дней. Тему эту мы начали развивать, изначально был утвержден план мероприятий по восстановлению лагеря «Тихоокеанец». Мы неоднократно выезжали на территорию лагеря, оценивали состояние зданий, место, где возможно установить палатки. Что касается зданий на территории лагеря, после их комиссионного осмотра и привлечения специалистов мы выяснили, что корпуса, где раньше находились спальные помещения (учитывая, опять же, опыт г. Свирска), после некоторой реконструкции и перепланировки зданий можно использовать под размещение лагеря. Относительно пищеблока – та часть здания, где когда-то осуществлялось приготовление пищи, ремонту не подлежала, но так как она попадала в черту палаточного лагеря, мы приняли решение разобрать постройку своими силами.

Что касается спила деревьев, вопрос возник в следующем. Лагерь эксплуатировался с 1946 года, соответственно во время его работы убрать деревья возле корпусов и в центральной части не представлялось возможным. За такой большой период времени деревья выросли и стали просто огромными, часть из них имела гниль, наблюдалось падение сучьев; в корпусах были проломлены крыши в связи с тем, что при больших ветрах из-за сухости и аварийности ветки падали на крыши. Это сразу вызвало опасения о возможности вообще размещения здесь лагеря. Мы долго обсуждали – пилить или не пилить, в итоге последним аргументом явилось то, что эти деревья не давали проходить солнечному свету. С учетом нашего видения перспективы развития лагеря было принято решение – убрать опасные деревья. Данный вопрос тоже прорабатывали: насколько это законно и возможно. Отдел архитектуры выдал заключение: да, данный земельный участок находится в собственности Зиминского городского муниципального образования, располагается на территории населенного пункта, и те деревья, которые находятся на территории лагеря, являются собственностью муниципального образования, поэтому ограничения таковы, что сам собственник распоряжается на свое усмотрение по уборке и вырубке этих деревьев. Договорились с предпринимателями на условиях государственного частного партнерства, безвозмездно. Изначально предполагалось, что мы как-то компенсируем их затраты на вырубку, если они воспользуются этой древесиной. Но потом, в связи с тем, что правовых оснований на передачу безвозмездно этого леса нет, также очень сложно сделать оценку произведенных работ, этой древесины и взаиморасчеты, мы ушли от этого. Сегодня заключено дополнительное соглашение с предпринимателями, осуществлявшими работы по вырубке, в котором пункты расчета убраны, но включен пункт, что это безвозмездно с учетом хранения древесины до нашего востребования. Заготовитель разделал эту древесину на ассортимент и перевез на свою базу. Сейчас, после подписания акта об объемах заготовленной древесины, то есть спиленных аварийных деревьев, мы переведем ее в собственность муниципального образования и организуем торги по ее реализации. Любителям сенсаций скажу, что ничего криминального в своих действиях не усматриваем. Почему создали такой ажиотаж – мне непонятно.

Что будет дальше, как Вы просматриваете следующие шаги?

– К сожалению, подготовиться к весне нам не дали, месяц назад нам выдали предупреждение, что проходят проверочные мероприятия по факту вырубки деревьев, в связи с этим никаких действий по уборке территории лагеря мы не должны предпринимать. Первый субботник был назначен на 14 октября. Мы планировали поработать всей администрацией в субботу целый день, с привлечением техники, чтобы оценить, какой объем территории мы сможем убрать. В дальнейшем планировалось привлечение и других трудовых коллективов города для наведения порядка на территории. Но, к сожалению, нам этого сделать не дали. И до сих пор мы не имеем возможности организовать субботник.

В сложившейся ситуации Вы почувствовали определенный пресс со стороны силовых структур – это непонимание или просто люди делают свою работу? Как Вы оцениваете?

– Мне сложно делать оценку их действиям. Но, очевидно, что у нас отсутствует взаимопонимание с силовыми структурами, потому что эту ситуацию можно было иначе разобрать, не делая из этого конфликта. На наш взгляд, действия по восстановлению лагеря и очистке территории от аварийных деревьев законны. Та статья, которую нам сегодня инкриминируют, нам никак не подходит. Потому что она применительна только в отношении лесов, которые находятся в лесном фонде, которые произрастают в парках, скверах городов, в полосе отвода железных и автомобильных дорог. Что касается лесов, деревьев, которые находятся на территории садоводческих и гаражных кооперативов, индивидуальной жилой застройки, населенных пунктов – это перечень не закрытый. Мы-то выступаем как раз как собственники. Кроме того, в предъявленном обвинении говорится об организованной группе лиц, но, по-моему, так нельзя трактовать произошедшее. Здесь сторонами был заключен договор – между руководителем Комитета по образованию, в чьем ведении находится лагерь «Тихоокеанец», и той бригадой, которая не «по предварительному сговору» и не «умышленно», а на основании официального документа – договора – стала осуществлять вырубку деревьев. Работы проводились в дневное время.

Кстати, жалобы в полицию поступили не от жителей деревни Нижний Хазан, а от жителей города, предпринимателей, достаточно осведомленных о том, кому лагерь принадлежит, кто за него отвечает, но почему-то этот вопрос граждане перевели в политическую плоскость. Также непонятен подход силовых структур – никто из их представителей не поинтересовался, а что же вы там делаете. Ни одного телефонного звонка с их стороны не прозвучало в мой адрес.

Сегодня стало модным пытаться обвинить чиновников в каком-то преступлении, по этому пути, на мой взгляд, и пошли силовые структуры. Это становится типичной ситуацией. Либо задача такая ставится перед ними, либо потому, что деятельность администрации вся прозрачна, и мы не можем скрыто что-то делать, или еще по какой-то причине. При этом непонятно, почему, когда мы обращаемся с заявлениями в органы полиции и прокуратуры о выявлении лиц, виновных в допущении стихийных свалок лесоотходов прямо в реку, мы не получаем никаких результатов. Ответ таков: виновных лиц установить невозможно, поэтому ничего сделать не можем, решайте сами. Хотя мы знаем, откуда вывозятся срезки и опилки. Привлечь к ответственности за экологические нарушения некого. А ведь можно зайти на предприятие, спросить паспорт на утилизацию лесоотходов, а если его нет, то можно и приостановить работу предприятия до выяснения причин. Поэтому проблему свалок мы обоюдно решить не можем.

Да, в бюджете нет денег, чтобы разработать проект детского лагеря, сформировать техзадание. Все, чем располагаем сегодня, – это территория, заросшая лесом, и старые корпуса, которые возможно задействовать. Поэтому вынуждены идти, возможно, на нестандартные решения. Говоря о перспективе, хотелось бы организовать палаточный лагерь для спортсменов и в виде трудового лагеря – для несовершеннолетних, находящихся в особом социально-опасном положении. В городе работает муниципальная программа по профилактике правонарушений среди несовершеннолетних, где предусматриваются средства бюджета на трудоустройство ребятишек в летние каникулы. Как раз совмещение таких двух категорий принесло бы положительный результат.

Город понимает, какую ответственность, в том числе финансовую нагрузку, берет на себя, возрождая лагерь? На какие средства муниципалитет рассчитывает?

– На сегодня для содержания лагерей существует определенная поддержка, но она предоставляется тем лагерям, которые в течение трех лет стабильно работали и оздоравливали детей. Если этого нет, то ни о какой поддержке мечтать не приходится. Например, в Свирске, где мы изучали опыт территории, в этом году воспользовались такой поддержкой и за 10 млн рублей построили новый пищеблок. Там лагерь гораздо меньше по площади, на 50 человек в смену. Умывальник и туалет на улице, дети живут не в палатках, а в одном корпусе, хотя лагерь существует как палаточный. В будущем году свирчане на выигранные средства гранта намереваются строить бассейн.

Но в нашем случае надо начинать с малого – у нас три спальных корпуса, которые могут решить нашу проблему. На зиму планируется, если это будет возможно, набрать плотников и реконструировать корпуса, и тогда это позволит уйти от палаток.

На сегодня организация отдыха и оздоровления детей – очень серьезная тема, отвлечь их от телефонов, компьютеров, телевизоров – наша задача, чтобы у ребятишек вырабатывалась самостоятельность, формировалась личность. Если мы только за одно лето 200 детей таким отдыхом будем охватывать, то это будет очень здорово для территории.

Пока мы предприняли только первые шаги по созданию палаточного лагеря, но нас остановили. Выходит, тот, кто ничего не делает, не имеет проблем.

Отказываться от своих планов муниципалитет не намерен.

Автор: Записала Наталья ГРИНЧИК

Вверх