12+

Зиминский информационный центр

Главная / Статьи / Сила духа и сила семьи
17.06.2019 09:54
  • 5

Категории:

Сила духа и сила семьи

Фото из архива героини публикации

В разгар майских хлопотных дней, когда много праздничных выходных, моя героиня устроила себе небольшие каникулы. Отправилась на малую Родину в пос. Чикой Кяхтинского района. По традиции Евгения Бабасановна Акимова (Занданова) по пути заезжает в Иволгинский дацан, расположенный в 36 км от Улан-Удэ. Поклониться святым местам и известному на весь мир ламе – Даши Доржи Этигэлову.

Родиться,

просветлеть и уйти в нирвану

С 17 по 19 мая бурятские буддисты отмечали Дончод хурал, посвященный Дню рождения, Просветления и Уходу в Паринирвану Будды Шакьямуни.

«Дончод» переводится с тибетского языка как «Праздник тысячи подношений». Основной день Дончод хурала отмечается как Всемирный день Мира и Медитации во всех буддийских странах –

праздник Весак. В 2000 году он включен в календарь Юнеско, и с тех пор отмечается как международное событие.

В Иволгинском дацане в этот день проходит поклонение Драгоценному Неиссякаемому Телу – XII Пандито Хамбо ламе Даши Доржи Этигэлову.

С особой тщательностью в дни праздника (по информации Иволгинского дацана) соблюдается запрет на любые поступки, которые могут причинить вред живым существам. Добродетели, совершенные в этот день, увеличиваются более, чем в 700 миллионов раз. В этот день также можно совершать гороо – круговой обход вокруг священного места: дацана или ступы. Это считается одной из лучших практик очищения.

Попасть на такую службу в дацан и лицезреть самого Учителя – дело важное. Паломники по несколько десятков тысяч человек посещают Иволгинский дацан, чтобы своими глазами увидеть нетленное тело Этигэлова, которое спустя 92 года после захоронения ламы в кедровом кубе, не подверглось тлению и распаду.

В 1927 году, когда начались репрессии на служителей буддистских храмов, массовые аресты лам, Этигэлов призвал своих учеников, в позе лотоса медитировал и погрузился в нирвану. Его духовные практики были, по словам очевидцев, настолько глубоки и обширны, что произошел феномен. Лама завещал, что ученики обретут его спустя 75 лет после его смерти. По сути ровно столько же потребовалось, чтобы общество пересмотрело свое отношение к религии, возродились храмы разных конфессий. Саркофаг с телом верховного буддистского ламы (с 1911 по 1917 г.) подняли с полутораметровой глубины через 30, а затем повторно через

46 лет. Наших современников поразило, что до настоящего времени тело сохраняется без бальзамирования, без специального оборудования. Мединский анализ показал, что клетки живы, суставы подвижны, и многим, кто проходит мимо ламы Этигэлова, сидящего в позе лотоса, кажется, что он вот-вот проснется и заговорит. Свое возвращение в Иволгинский дацан по прошествии 75 лет он также предсказал при жизни.

Линия жизни

История ламы настолько близка моей героине, что удивляешься, как тесно переплетаются судьбы одной эпохи, и как пророчески звучат строки, написанные Этигэловом, почти за век до наших дней: «Только ум возвышает человека над океаном страдания».

Когда Надежде Дамбаевой было 17 лет, ее семью раскулачили. Чекисты в приграничном с Монголией поселке Чикой решили, что ее отец и мать –

потомственные бурятские скотоводы –

«контра». Экспроприировать из имущества репрессированной семьи пролетариат постарался многочисленное стадо скота, двухэтажный дом, в котором до Советов останавливались на постой купцы 1 и 2 гильдии, торгующие с монгольской стороной. Отца сослали в Нерчинск, Надежду –

единственную дочь – вместе с матерью отправили в г. Канск отбывать наказание.Прошло 9 лет, женщинам удалось бежать из мест ссылки, они вернулись домой, переживая голод и холод. Чудом остались живы, добираясь по тайге, забайкальским степям до Чикоя, но властям их сдал земляк – лодочник, переправлявший их через реку. Тройка НКВД их снова арестовала и новая ссылка в д. Касьяновка Красноярского края. В общей сложности мать Евгении Бабасановны отбывала срок 18 лет, вернулась в с. Чикой уже в 33 го-

да. Раннее замужество не выдержало испытаний, муж как человек партийный от нее отказался, двое детей воспитывались у тетки, как сироты. Репрессированная бурятская девушка так и не смогла получить образование, работала разнорабочей в грязелечебнице, а затем в лесничестве ухаживала за лошадьми, выполняла всю черную работу. При этом бесправной и запуганной женщине начальник платил только половину заработанного –

36 рублей, остальное забирал себе. Это было платой за то, что трудоустроил бывшую зэчку.

Так случилось, что в историях Надежды и ее нового спутника жизни – Бабасана Васильевича Занданова было много общего. Оба из семей, переживших репрессии, оба трудились с малых лет и знали нужду. Он малолетним ребенком по месяцу, бывало, пас скотину за 5 медовых пряников. Одиннадцать лет разницы между супругами в то послевоенное время никого не смущали. Бабасан был фронтовиком, прошедшим Великую Отечественную войну в составе 153 стрелкового погранотряда. В 1942 его призвали на западный фронт, а заканчивал войну на восточном. Вдовец с довеском – пятеро детей, но Надежду Дамбаеву и это не испугало. Вместе они вырастили 12 ребятишек, собрав воедино свои полуразрушенные семьи, дали образование детям, которые стали учителями, врачами, кадровыми военными.

Самое трудное было, конечно, выжить, заработать на кусок хлеба. Поэтому Бабасан Занданов, не покладая рук, трудился мастером на кожевенном заводе, жена управлялась по хозяйству. Как вспоминает их дочь Евгения Бабасановна, гектарами садили капусту, картофель, держали много скота, который, к счастью, уже никто не отбирал». Мама обшивала нас, всегда приучала к порядку в доме, по 5-6 машин дров заготавливали на зиму. Наша задача – десяти девчонок и двух парней – была закатить чурки в ограду и помочь отцу расколоть и сложить дрова. Мама до 75 лет еще сама сено косила. От всех невзгод, как мне кажется, ее спасала вера. В минуты отдыха в руках всегда были деревянные четки, как сейчас помню – на 108 бусин. Мама прокручивает горошину и повторяет мантру: «умани подмаху» – по-русски означает – будь благословен. Отец никогда не показывал, что верит, и вообще о своем прошлом они никогда при нас не говорили. Время было такое, думаю, самое страшное и сами старались забыть. Свою дочь я назвала в честь матери – Надеждой».

Сегодня Евгению Бабасановну Акимову знает весь район Пищекомбината, как неутомимую общественницу, ветерана лесной отрасли и председателя первичной ветеранской организации.Благодаря ей многие пенсионеры и инвалиды не оторваны от мира, вовлечены в деятельность первички. Евгения Бабасановна часто встречается с депутатом зиминской Думы Еленой Сергеевной Кучеренко, вместе обсуждают проблемные вопросы поселка. Она организовала своим ветеранам подписку на газету «НПП», с ее помощью пожилые жители района узнают последние новости городской жизни, встречаются, общаются, проводят памятные события в помещении первички, предоставленном СПК «Солнечный» по просьбе городской администрации.

Тысячи километров разделяют сегодня мою героиню с родными кяхтинскими местами, но корни семейного дерева, семейные традиции невидимыми нитями крепко удерживают ее и не дают сломаться в любых жизненных ситуациях. Если бы удалось собрать всех Зандановых, то получилась бы огромная семья –

168 человек, 43 внука, 43 правнука и 1 праправнук.

Автор: Наталья ТЕПЛИНСКАЯ

Источник: Наталья Теплинская

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Вверх